В КРУГОСВЕТКУ НА МОТОЦИКЛЕ: ЧИЛИ_ЧАСТЬ 3

Мы продолжаем делиться с вами потрясающей историей Насти и Никиты, которые с 2013 года находятся в кругосветном путешествии. Сегодня у нас третья часть о жарком Чили. Приятного просмотра!

ЧИЛИ. ЧАСТЬ 2

Продолжаю историю о путешествии по Южной Америке с супругой на мотоцикле Yamaha YB125. В этой статье мы продолжаем изучать Чили (1 часть2 часть). Как обычно, сегодня будет много фото. Поехали! 

После того, как покатались по пустыне Атакама, мы продолжили путь на юг.

АНТОФАГАСТА

Сегодня это город, живущий торговлей и горнодобывающей промышленностью. Большой, вытянутый (как и большинство портов Чили), живой и вполне себе приятный, несмотря на горы мусора на каждом пустыре. Вот только представьте, чилийский ныне городок был образован по сути на территории Боливии вокруг англо-чилийской компании по добыче селитры. 


Но если прогуляться по центру Антофагасты, история наглядно иллюстрируется различными памятниками, архитектурой и даже уличным искусством. Как оно появилось — сложно понять, большинство опрошенных горожан не знают, почему на монументе главной площади красуется британский флаг, а так же затрудняются ответить откуда взялось английское веяние в архитектуре.

А дальше мы поехали на юг, чтобы насладиться местными пляжами:

Здесь океан — море. Когда местные о нем говорят, само слово звучит как-то особенно мягко, любовно. «Не бойся моря, когда оно шумит,- говорят наши старики — бойся, когда оно утихает». И эта поговорка родилась здесь не случайно. Если море в этих местах утихает и отступает от берега, значит пора бежать на холмы пустыни.

Не трудно догадаться, что Чили — это страна серфинга. И есть тут особые споты (места, где встают волны — прим.ред.), на некоторых даже устраивают международные и национальные соревнования. В сезон приходят 6-10 метровые волны, а сейчас они пониже, но стабильные, левосторонние, длиной до 300 метров. Только вот гидрокостюм здесь обязателен.

Чей-то домик «у самого синего моря» фундаментально тут почти никто не строится, тут каждая семья знает о бренности бытия не понаслышке, главное, чтобы в случае разрушения было легче разобрать обломки.

Один раз мы свернули с панамериканского шоссе и поняли, что весь асфальт Чили израсходован на эту важнейшую артерию. В других местах помимо шоссе №5 асфальт кладут в виде исключения — в городах и совсем чуть-чуть на престижных курортах. В этот раз съезд на грунтовку был радостным. 

Грунтовка оказалась широкой и хорошо укатанной, почти совсем без песка. Атакама начала преображаться, появилось больше растений (пусть они всё такие же измученные засухой), земля стала похожа на смятую бумагу и окрестные холмы приобрели ломанные цветные тени. Мы свернули, чтобы снова увидеться с любимым океаном и посетить найденный на карте заповедник с красноречивым названием «Национальный парк пингвины Гумбольдта». За 70 с небольшим километров жизни совсем не встречалось, лишь косвенные ее признаки — отвороты на шахты. И вот, наконец, на берегу начались крошечные деревушки — калеты, как их принято называть в Чили. Кто бы мог подумать, что одна из этих деревушек приготовила нам огромный сюрприз? Об этом лишь предвещал красочный закат, который мы наблюдали из палатки с ее окраины. 

Мы знали, что из калеты в национальный парк Пингвинов Гумбольдта ходят лодки с экскурсиями. Сюрпризом же оказалось то, что в бухтах между большой землей и островами зарегистрировано 6 видов китов и как минимум два из них обитают здесь почти постоянно. Оказалось, что по пути к пингвинам, встреча с китами почти гарантирована.

Самым часто встречающимся видом китов у северных берегов Чили является кит из рода полосатиков — финвал (вид, находящийся под угрозой исчезновения). Это второй по величине кит, и, соответственно, второе по величине животное на нашей планете. Высоченные фонтаны финвалов — первое, что мы увидели из лодки, но через пару минут появился совсем другой приятель. Это был горбатый кит. В это время популяции южного полушария мигрируют из экваториальных частей океана (где они размножаются и расходуют в основном собственные жировые запасы) на юг, где они питаются. Собственно нам очень повезло — встретить этого странника. Горбачи гораздо меньше финвалов, скорость их ниже, а интервалы дыхания короче. Сеньор Патрисио остановил лодку и, покачиваясь на волнах, в тишине, на примерном маршруте кита мы ждали, когда он снова поднимется подышать. 

Таких чувств мы не испытывали при встрече с другими животными…

Встреча с этим удивительным животным в непосредственной близости что-то меняет в человеке. Это какой-то сокровенный момент, превращающий неведомый мир в прекрасную реальность. Чего стоит этот пятачок на спине — это же какое-то чудо! Но каково было удивление уловить запах китовьего дыхания! Кит — не волшебный, он живой, и дыхание его — далеко не изысканный аромат.

Финвалы редко приходят к берегу, в основном только чтобы спариваться и размножаться, а потому, к ним лучше близко не подходить. Мы все должны помнить, что экскурсии к китам в местах размножений приносят им наибольший вред: шум от лодок отвлекает их и спугивает с мест брачных игр, и тем самым оказывает непосредственное влияние на численность. Наименьшие по вредности места наблюдений — места нагула. В России еще до недавних времен таковым было — одно из нескольких — Баренцево море, но сегодня горбачи в него уже не заходят. Мы еще до сих пор имеем такие места в районе Камчатки, но они находятся под угрозой, из-за нашего равнодушия и незнания, которое наруку промысловикам, браконьерам и чиновникам. Без китов и их разнообразия наш мир уже никогда не будет прекрасным. Нужно их сохранить! И первым шагом к сохранению может стать чтение информации о том кто такие эти животные, как они живут и какова история их проблем.

Морские львы — такие грациозные в воде, такие толстые, неуклюжие на суше, но при этом первоклассные скалолазы. Умора наблюдать, как сотрясая свои телеса они засовываются в узкие щели, карабкаются наверх или скатываются вниз, принимая форму скал, словно львы из пластилина. Глядя на них можно поверить, что эти холодные, мокрые, скользкие, твердые камни — самое лучшее место для сна.

Кошачья выдра или морской кот или, как здесь ее называют, чунгунго — редкое и малоизученное морское млекопитающее. Проблема с изучением возникла из-за почти полного истребления этих зверьков в совокупности с их скрытным образом жизни в труднодоступных условиях. 

Долгое время морских котов уничтожали не только из-за их меха, но и из-за выдуманной конкуренции с рыбаками. Идиоты, а не рыбаки. Пусть рацион не известен до конца, но по предварительным данным эти котаны питаются в основном ракообразными, креветками и крабами. Ну, как выдру можно было убивать? Хорошо, что сейчас этот эндемичный вид находится под строгой охраной на скалистых побережьях Перу, Чили и Аргентины. 

Утренние распевки и робкий пингвин. Вот он, пингвин Гумбольдта!

Пингвины Гумбольдта устраивают свои гнезда в неглубоких норах, которые роют сами. И если в Австралии фишка этих нор в удаленности (порой пингвин топает в развалочку 2-3 километра), то здесь — в высоте над скалами. На островах пингвины прокладывают узкие, сыпучие тропы по почти отвесным скалам. Но во время периода охоты они не лазают наверх, а отдыхают на скалах пониже. 

Наконец-то еще одна мечта осуществилась! Мы ждали этого с Эквадора: увидеть колонию олушей! Вот только подумайте, что это за птица: олуши охотятся, пикируя с воздуха в воду, скорость пикирования у поверхности достигает 120-140 км в час! А ныряют они на глубину до 30 метров. Ноздрей у этой птицы нет, так как ноздри им мешают при нырянии на скорости. Ну, в смысле ноздри есть, но они заросли и закрылись насовсем. Дышат олуши через клюв. Да и вообще, вся конструкция их — гениальна и заточена под высокие полеты и глубокие ныряния. Красивые каскадеры.

На берегу, пока еще в Атакаме нас ждал еще один маленький сюрприз в виде лисят, которые переходили дорогу.

Лисят было пять штук и дорогу они переходили туда-сюда, поэтому пропускание их затянулось. Они все никак не могли определиться на какой стороне им собраться. В итоге, Настя пошла фотографировать одного из них, и он, к удивлению, пошёл ей навстречу, остановился в двух метрах, понюхал воздух и продолжил какое-то странное действо, которое они там совершали.

ВАЛЬПАРАИСО

Рассказ про Вальпараисо: город-порт и пристанище чилийской богемы. До сих пор никак не привыкнем к тому, что в Чили не только пропускают на пешеходах, но даже сдают назад на светофорах, рискуя «поцеловаться» с городским автобусом, только лишь ради того, чтобы не перегораживать кадр, даже как-то неловко в самом деле!

Мы гуляли несколько дней по извилистым улочкам Вальпараисо и придумывали, вспоминали, на что он может быть похож. В итоге, мы сдались. Этот город не похож ни на что. Кажется, что его лепили ласточки, и половина всех этих гнезд приклеена к крутым склонам их слюной, наверное, архитекторов здесь ждет два исхода — влюбиться или сойти сума. Мы же где-то посередине. 

Улицы здесь пахнут мочой, по тротуарам валяются собачьи экскременты, покрытие не всегда ровное, а за каждым поворотом подкарауливает очередная лестница. В совокупности с виртуозно нагроможденными домами, разрисованными дивными рисунками, ласковыми и разговорчивыми котами и собаками, тыкающимися тебе в ладони своими носами и головами, цветущими маками и лимонами на деревьях — прогулка превращается в экстрим, т.к. смотреть одновременно на все и под ноги — просто невозможно. 

Вдохновение. Это первый город в Чили, пожалуй, в котором очень хочется пожить. Несмотря на всю его разруху и обшарпанность. 

У Вальпараисо нет протяжных пляжей, как в других чилийских городах к северу. Нет городской набережной и туристических молов. Зато есть огромный порт, территория которого тянется вдоль всей бухты, и есть драматические обрывы на западной стороне города. Когда стоишь у парапета над этими скалами, то некоторые отдельные волны можно почувствовать всем телом. Маленькое такое землетрясение, и за ним выдох соленых брызг из скрытых внизу гротов.

На этом мы завершаем эту часть, чтобы затем продолжить плавным въездом на знаменитую дорогу «Карретера Аустраль», которую мы считаем одной из самых красивых в нашем путешествии. Оставайтесь с нами! 

Авторы и фото: Настя и Никита Истомины